bruxelloise_ru (bruxelloise_ru) wrote,
bruxelloise_ru
bruxelloise_ru

Смерть смеется над тщетностью наших усилий (с).

Меня всегда живо удивляет, когда авторы биографий или исторических романов, претендующих на документальность, описывают мотивы поступков исторических лиц. Удивление может быть от восхищенного до возмущенного, не суть. Суть - удивляет откуда авторы вообще это могут знать. Или искусствоведы, как объяснят , про произведение какое-нибудь, что там и как и почему мастер сделал, - что-то сомневаюсь я, что это так и было, всегда сомневаюсь. Вот к примеру у И.Иттена читаю: "Равенские художники V-VI веков умели создавать разнообразные эффекты с помощью взаимодополнительных цветов. Так, мавзолей Галлы Плацидии окутан удивительной атмосферой серого цвета. Это впечатление достигается благодаря тому, что синие мозаичные стены освещаются оранжевым светом, идущим из узких алебастровых окон, окрашенных в этот цвет. Оранжевый и синий - дополнительные цвета, смешивание которых дает серый цвет...." Читаю и думаю, что я помню эти окна и стены, из-за необычных, на фоне других равеннских мозаик, цветов, но что никакой удивительной атмосферы серого цвета я там не увидела, или не запомнила, хотя на очень контрастное сочетание дополнительных цветов обратила внимание. И интересно, думаю я, как все-таки получилось, что в этом мавзолее доминирует синий цвет, а не золото и теплые цвета, как на остальных запомнившихся мне тамошних мозаиках . Денег ли на них не было , или поставщики подвели, или нужно было позарез использовать много синей смальты, или мастер увидел где-то случайно рядом синее и оражевое и убедил заказчика, что это будет штука посильнее золотой мозаики, или наоборот, заказчик сказал, что золота чуть-чуть, хоть умри, и пришлось выдумывать этот контраст за 14 веков до имрессионистов, или нет, мастеров было двое, и один хотел пристроить голубую смальту , тесть его очень просил, а второй хотел непременно оранжевый, ну и пошли на компромисс, - фантазирую я, но вот как оно именно было, кто ж теперь скажет. А оказалось до обидного просто, этот оранжевый алебастр в окна вставили только в начале XX века, а именно в 1908 году, подарок итальянского короля, а оранжевой смальты, там вообще с гулькин нос, золотой больше, так что похоже старые мастера не умели таки обеспечить "впечатление парящего серого цвета" с помощью взаимодополнительных цветов, при всем моем уважении к И.Иттену и его книге "Искусство цвета". Но эта история просто к слову пришлась, а речь пойдет, как всегда, о Брюсселе.


Есть в кафедральном соборе Святых Михаила и Гудулы (далее Св. Гудуле) большой витраж над главными (западными) вратами, там где на французских готических храмах роза, здесь - витраж в стрельчатом окне, как это принято в брабантской готике. Окно это хорошо заметно на фасаде, но витраж с улицы не читается, не то что сюжет, а даже цвета не угадываются. А внутри мне как-то не приходило в голову его рассмотреть, пока я не прочла о нем в романе Жака Нейринка "Осада Брюсселя" и не занялась составлением экскурсии Литературный Брюссель. Роман этот на русский не переведен, да и сомневаюсь, что на нидерландский его перевели, потому что фламандцы на него сходу обиделись, как мне кажется, не вчитываясь. Книга эта не простая и где-то даже страшная, что-то вроде антиутопии про ближайшее будущее. Нейринк написал ее в 1996 году, а события (в том числе военные) в книге происходят в 2006, то есть для нас теперь это будущее в прошедшем. Но антиутопия не абстрактная, а очень хорошо укорененная в Брюсселе, история и многие места, архитектура и особенности которого написаны реалистично и со знанием дела, откуда собственно мой интерес к этой книге. Выдуманные же Нейринком события "2006" из будущего в прошедшем, мне совершенно не хочется обсуждать, в том числе из-за пугающего сходства с происходящими украинскими.


Жизнь главного героя романа Карла Вандеваля тесно связана со Св. Гудулой, и именно в его уста Нейринк вкладывает рассказ о витраже "Страшный суд" и об обстоятельствах его появления в соборе. Витраж был подарен принцем-епископом Льежа, Эрардом де ла Марком в XVI веке, был украшен латинской надписью (votis decipimur et tempore fallimur, omnes mors ridet curas, anxia vita nihil, краткое содержание: все суета сует и все равно умрем). Дар был сделан в память о поддержке императора Карла V, благодаря которой де ла Марк был произведен в кардиналы. Вандевалю кажется странным уже то, что де ла Марк долго и упорно стремился стать кардиналом, и особенно, что достигнув такой ничтожной по большому счету цели он потратил целое состояние, чтобы отблагодарить Бога изображением изречения, достойного стоика, а не христианина.
Первым делом я пошла посмотреть на этот витраж (и его сфотографировать) - упомянутая надпись есть. Ну а потом стала сомневаться. На мой непросвещенный взгляд надпись по смыслу вполне подходит к сцене Страшного суда, не цитата ли это из священных писаний? Нет, оказывается это изречение Кондрада Цельтиса, немецкого гуманиста , современника де ла Марка и сторонника обновленного в духе неоплатонизма христианского благочестия. Ага, теперь понятно, что значит фраза про скорее стоика, чем христианина. Потом у меня возник вопрос, кого и как благодарил де ла Марк этим даром. Ведь бога он мог поблагодарить и по месту жительства (Льеж) или службы, он ведь епископом и архиепископом был не только в Льеже, но и во французском Шартре и в испанской Валенсии (ах, какие места). Почему же именно в Св Гудуле? И когда это было, и кто автор живописи, и имел ли де ла Марк вообще отношение к выбору сюжета и надписи?
Посмотрела, что у кого еще про этот витраж написано:
"В западной части собора, над выходом, - огромный витраж "Страшный суд" (1528), тоже в стиле Ренессанс. ( Владимир Ронин. В центре Брюсселя,2013, стр 153) Так, а что у Де ла Марка произошло в жизни в 1528 году? Кардиналом он стал в 1520, умер 1538. А в 1528 разве что впервые казнил лютеран, с которыми боролся как с носителями ереси.
А вот что пишет про этот витраж Роэль Якобс:"Среди богатого убранства Св Гудулы витражи лучше всего отражают симбиоз между политикой и искусством, который так характерен для истории этого собора. Так, большой витраж, подаренный Эрардом де ла Марком, принцем-епископом Льежа, покрывает фасад и изображает Страшный суд. Этот витраж отмечает переход принца-епископа из лагеря короля Франции в лагерь Карла V."(Roel Jacobs. BRUXELLES-PENTAGONE,2013, стр 89, перевод с французского мой) Все-таки не бога, а цезаря он благодарил.
Вот у кого обычно можно найти максимум информации, это у Вильгельма де Маре. Подумать только, что я совершенно случайно купила пятое издание его знаменитого гида Брюсселя, несколько лет назад , за 3 евро на развале, тогда еще совершенно не зная, какая это бесценная вещь."Великолепный витраж, занимающий триумфальную арку между двумя башнями, над лекторием, предствляет Страшный суд. Это творение Жака Де Вриндта ( умершего в 1581 году). Он был сделан по завещанию (!) принца-епископа Льежа, Эрарда де ла Марка, который часто жил в Брюсселе и умер в 1538 году. Он был отреставрирован в 1820 году Дю Тойктом и потом еще Капронье (в 1869 году). В двух местах присутствует дата 1528 ANNO, которая вполне вероятно была искажена в ходе реставрации. Если дата верна, то автором картона не может быть Жак Де Вриндт, родившийся в 1524 году и даже его брат Франс, родившийся в 1517" (G.Des Marez. Guide illustre de Bruxeles. MONUMENTS CIVILS ET RELIGIEUX.текст 1928, переиздание с дополнениями 1979, , стр 241, перевод с французского мой)
Наконец в третьем томе "Истории Брюсселя", написанной в 1845 году , тогдашними архивистами города читаем, что витраж - работа Жака Де Вриндта Флориса, подарок Де ла Марка, который часто жил в Брюсселе в построенном им особняке. Особняк этот унаследовало семейство Аренберг, и согласно сохранившейся в архивах переписке это же семейство финансировало содержание витража " Страшный суд", который первый раз был отреставрирован в 1643 году.
Ну и что по-вашему можно с уверенностью написать про этот витраж? По-моему с уверенностью - ничего, кроме того, что это дар Де ла Марка и это "Страшный суд". Хотя конечно факт, что принц-епископ Льежа построил себе в Брюсселе особняк, очень любопытный. И кажется мне, что подаренный витраж имеет непосредственное отношение к этому факту, но "смерть смеется над тщетностью наших усилий", кто бы не поместил эти слова на витраже, с ним не поспоришь.


Вид с улицы.


Верхняя часть, которую я сильно затемнила, чтобы было видно 1528 ANNO.


Фрагмент, в центре Св Михаил с весами.


Tags: Брюссель, кафедральный собор, книга - источник знаний, книги
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 19 comments