July 13th, 2014

Смерть смеется над тщетностью наших усилий (с).

Меня всегда живо удивляет, когда авторы биографий или исторических романов, претендующих на документальность, описывают мотивы поступков исторических лиц. Удивление может быть от восхищенного до возмущенного, не суть. Суть - удивляет откуда авторы вообще это могут знать. Или искусствоведы, как объяснят , про произведение какое-нибудь, что там и как и почему мастер сделал, - что-то сомневаюсь я, что это так и было, всегда сомневаюсь. Вот к примеру у И.Иттена читаю: "Равенские художники V-VI веков умели создавать разнообразные эффекты с помощью взаимодополнительных цветов. Так, мавзолей Галлы Плацидии окутан удивительной атмосферой серого цвета. Это впечатление достигается благодаря тому, что синие мозаичные стены освещаются оранжевым светом, идущим из узких алебастровых окон, окрашенных в этот цвет. Оранжевый и синий - дополнительные цвета, смешивание которых дает серый цвет...." Читаю и думаю, что я помню эти окна и стены, из-за необычных, на фоне других равеннских мозаик, цветов, но что никакой удивительной атмосферы серого цвета я там не увидела, или не запомнила, хотя на очень контрастное сочетание дополнительных цветов обратила внимание. И интересно, думаю я, как все-таки получилось, что в этом мавзолее доминирует синий цвет, а не золото и теплые цвета, как на остальных запомнившихся мне тамошних мозаиках . Денег ли на них не было , или поставщики подвели, или нужно было позарез использовать много синей смальты, или мастер увидел где-то случайно рядом синее и оражевое и убедил заказчика, что это будет штука посильнее золотой мозаики, или наоборот, заказчик сказал, что золота чуть-чуть, хоть умри, и пришлось выдумывать этот контраст за 14 веков до имрессионистов, или нет, мастеров было двое, и один хотел пристроить голубую смальту , тесть его очень просил, а второй хотел непременно оранжевый, ну и пошли на компромисс, - фантазирую я, но вот как оно именно было, кто ж теперь скажет. А оказалось до обидного просто, этот оранжевый алебастр в окна вставили только в начале XX века, а именно в 1908 году, подарок итальянского короля, а оранжевой смальты, там вообще с гулькин нос, золотой больше, так что похоже старые мастера не умели таки обеспечить "впечатление парящего серого цвета" с помощью взаимодополнительных цветов, при всем моем уважении к И.Иттену и его книге "Искусство цвета". Но эта история просто к слову пришлась, а речь пойдет, как всегда, о Брюсселе.


Есть в кафедральном соборе Святых Михаила и Гудулы (далее Св. Гудуле) большой витраж над главными (западными) вратами, там где на французских готических храмах роза, здесь - витраж в стрельчатом окне, как это принято в брабантской готике. Окно это хорошо заметно на фасаде, но витраж с улицы не читается, не то что сюжет, а даже цвета не угадываются. А внутри мне как-то не приходило в голову его рассмотреть, пока я не прочла о нем в романе Жака Нейринка "Осада Брюсселя" и не занялась составлением экскурсии Литературный Брюссель. Роман этот на русский не переведен, да и сомневаюсь, что на нидерландский его перевели, потому что фламандцы на него сходу обиделись, как мне кажется, не вчитываясь. Книга эта не простая и где-то даже страшная, что-то вроде антиутопии про ближайшее будущее. Нейринк написал ее в 1996 году, а события (в том числе военные) в книге происходят в 2006, то есть для нас теперь это будущее в прошедшем. Но антиутопия не абстрактная, а очень хорошо укорененная в Брюсселе, история и многие места, архитектура и особенности которого написаны реалистично и со знанием дела, откуда собственно мой интерес к этой книге. Выдуманные же Нейринком события "2006" из будущего в прошедшем, мне совершенно не хочется обсуждать, в том числе из-за пугающего сходства с происходящими украинскими.
Collapse )