October 15th, 2016

По следам Анны Павловны.

300720152159.jpeg
На днях лента принесла пост про русскую королеву Нидерландов Анну Павловну. Анна Павловна, как ее продолжают называть в Бельгии и Нидерландах, сестра императоров Александра I и Николая I, была выдана в 1816 году за принца Оранского, будущего короля Виллема II, и как мать Виллема III, нынешнему королю Нидерландов она приходится пра-пра-прабабушкой (считала сама, могла и ошибиться). По следам Анны Павловны в литературе, в Брюсселе и Гааге, добавлю здесь несколько штрихов к ее образу:


I.
Пушкин, будучи лицеистом, написал стихотворение ПРИНЦУ ОРАНСКОМУ, где упоминается служба принца у Веллингтона и ранение в битве при Ватерлоо, но без этих имен собственных. Не могу отказать себе в удовольствии привести цитату из Тыняновского Пушкина об обстоятельствах написания этого произведения.
Collapse )

После праздника в их честь в Павловске супруги отбыли в Брюссель, где принц Оранский жил с 1815 года.

II. Брюссель и Анна Павловна.

Надо сказать, что обычно об Анне Павловне пишут с голландской точки зрения, что в целом понятно, все-таки королевой она стала голландской, то есть Нидерландов в современном виде. Я же хочу внести в этот хор бельгийско-брюссельский голос.
Принц Оранский обосновался в Брюсселе еще до женитьбы на Анне Павловне, и даже до официального постановления об основании единых Нидерландов под управлением голландского короля Виллема I (отца нашего героя).( Как раз купила книжку "Брюссель во времена Ватерлоо", так там о будущем муже А.П. частенько упоминается.). И молодую супругу он привез именно в Брюссель, и первенец их (будущий Виллем III) здесь родился. И если парламент нового королевства заседал год в Гааге, год в Брюсселе (что-то мне это сильно напоминает), то супруги Оранские предпочитали жить в Брюсселе постоянно. Жили они во Дворце Наций (в котором сейчас обе палаты бельгийского парламента), а с 1823 по 1828 год им строили их собственный дворец. Как написано на сайте Бельгийской Академии (которая теперь его занимает), строили в исполнение желания нации почтить героя битвы при Ватерлоо. Кто олицетворял нацию при оплате счетов не уточняется, но понятно, что платил не принц . Одновременно нация почтила героя насыпным холмом со львом на месте его ранения в Ватерлоо, но ясно, что дворец практичнее в качестве подарка. Как оказалось и для дарителей тоже. Когда бельгийцы разочаровались в принце (после того как он пролил кровь невинных жителей Антверпена при попытке силой усмирить революцию в 1830 году) дворец просто конфисковали и все дела. Сначала конюшни занимали гренадеры, а сам дворец открыли публике для посещения (и не говорите, всегда одно и то же). Обстановку потом вернули Оранским, но только в 1842 году, а дворец приспособили для нужд нации. А с холмом, что делать? Не рассыпать же его обратно. Хотя предложения сравнять холм с землей, а льва расплавить для памятника героям бельгийской революции, и раздавались, но в результате все оставили как было, просто сделали вид, что это общий памятник победе при Ватерлоо. "Многие верят", как говорила героиня Пельтцер.
Принц и Анна Павловна с детьми прожили в этом дворце около 2 лет, а Академии (во множественном числе, так как их там 5) занимают его две с 1876 года, плюс еще одна с 1920 и еще две с 1938 года. Но во время визита на Дне наследия экскурсовод рассказывал о дворце и в связи с А.П.

Collapse )
III. Скамейка в Гааге.

Из-за бельгийской революции принц с семьей покинул Брюссель. Дворец в котором жила А.П. в Гааге правда не сохранился, но зато там есть улица довольно длинная, которая называется Анна Павловна. А на этой улице есть как бусинка, расширение с терассами ресторанов, среди столиков которых есть скамейка с А.П,
Collapse )