February 15th, 2017

Бельярд , Лейпциг и сестры Бронте.

jj0762.jpeg
Помню, прежде чем пройти в парк, я долго рассматривал статую генерала Бельярда, затем поднялся по ступеням позади нее и глянул вниз на узкую темную улочку, которая, как я потом выяснил, называлась рю д'Изабель.

На открытке (1900) года та самая лестница, позади статуи генерала Бельярда, о которой идет речь в приведенной цитате из первого романа Шарлотты Бронте ”Учитель”. А дальше по тексту, с тех же ступеней герой увидел аккуратное строение, на зеленой двери которого прочел табличку Пансиона для девиц. То есть снимок на открытке сделан буквально от дверей пансиона, в котором в 1842-1843 годах проживали и учились Шарлотта и Эмили Бронте, за несколько лет до того, как они стали авторами двух бестселлеров (говоря современным языком) “Джейн Эйр” и “Грозового перевала”, соответственно. И если сейчас только памятник генералу остался неизменным со времен пребывания сестер Бронте, то до 1910 года , когда пансион был снесен, поклонники писательниц именно по Бельярду и лестнице за ним находили то самое аккуратное строение, которое стало для них местом паломничества.
Пансионат разыскивали в основном почитатели Шарлотты Бронте из Америки, где ее последний ( по написанию) роман ”Городок” был значительно популярней, чем в Англии. Разумеется, брюссельский период был гораздо важнее для Шарлотты, чем для Эмили, и потому что в 1843 году она вернулась в Брюссель одна, без младшей сестры, то есть провела здесь на год больше, и потому, что и в творческом, и в личном плане учитель и директор пансиона Константин Эже значил для нее несоизмеримо больше, чем для Эмили. Не случайно половина (2 из 4) романов Шарлотты написана в основном на брюссельском материале, да и в двух других есть и персонажи, и коллизии, почерпнутые из жизни в Брюсселе. И хотя письма Шарлотты (уже из Хоэрта) к К.Эже , где она фактически признается ему в любви, были напечатаны только в 1913 году (когда здание пансионата уже было снесено), почитатели Виллет (Городка) и без писем догадывались о степени автобиографичности этой книги и имели возможность проверить свои догадки, найдя статую генерала Бельярда, а по ней и заветную дверь пансиона.
Collapse )