Мурал на IT – высотке.

IMG_8379.jpg
Неделю назад на авеню Луизы появился огромный мурал, площадь которого 4 000 кв.м. Интересно это событие, помимо рекордной (утверждается самой большой в Европе) площади произведения, тем, что его сделали на IT – башне, высотке построенной в 1973-1975 годах. Построена она была без какой-либо оглядки на общественное мнение, вполне себе отрицательное. Никакого механизма обсуждения с урбанистами или архитекторами не существовало. Построили и точка. Но в Брюсселе сносят не только памятники архитектуры (это я иронизирую, если что), но иногда и устаревшие высотки. Вот например Башни-близнецы банка Фортис в самом центе снесли (и уже почти достроили на их месте новое современное здание пониже ), а они были того же времени, и в том же цвете и стилистике. Но IT – башню решили обновить посредством мурала.

Авторы , брюссельские "уличные художники", Alvari, Kool Koor и Mino1, сосредоточились на согласовании своих стилей в одной росписи и декоративном эффекте, так что никакого общественно полезного сюжета, к моей радости, публике навязано не было. Мурал был исполнен на земле, в тысячах стикеров, которые на стенах высотки закрепил альпинист Luc Dethine. Смотрим , что получилось:

Collapse )

Мне мурал скорее понравился. А вам?

Живерни Клода Моне.

IMG_8049.jpg
Живерни – это я вам скажу не про живопись, это про величие природы и человека (когда они заодно), во всяком случае если вы в радужном настроении, ну или про всемирную известность и must see, если вы настроены чуть менее возвышенно (правда откуда эта известность берется, тоже вопрос интересный).

Клод Моне осел в Живерни в 1883 году и прожил до самой смерти в 1926 году, то есть буквально полжизни. Выбрано им было прежде всего само местечко, а уж бывшая давильня с амбаром ( где будет мастерская) и участком, просто оказалась свободна и по размеру (и надо думать цене) подошла , все-таки их было много , художник с двумя сыновьями от покойной жены и Алиса Хошеде ( Моне она станет только в 1892 году , после смерти мужа Эрнеста Хошеде) с шестью детьми. Из этого получится семейный дом, полный живописи ( своей и друзей-импрессионистов) и сад вокруг. Позже, уже в начале XX века , прибавится и сад с японскими мотивами вокруг пруда с кувшинками , на участке через дорогу. Дети выросли. Старший сын Жан женился на одной из дочерей Алисы, Бланш. Детей у них не было. Другая дочь Алисы, Сюзанна, вышла за американского художника Т. Батлера, от них пошла американская ветвь людей, для которых Живерни много значит. Бланш, овдовевшая в 1914 году, стала ангелом - хранителем усадьбы Моне. После ее смерти в 1947 году и дом, и сады заброшены. Младший сын Моне, Мишель, тоже бездетный, умер в 1966 году (и он и его жена похоронены в Живерни), завещав все (и усадьбу, и живопись, которая к тому времени еще не была продана или подарена) Академии Искусств (не без ехидства, надо думать, учитывая, как Академия относилась к импрессионистам вообще и Моне персонально, при их жизни).

Но реконструкция садов и усадьбы начнется только в 1977 году, с появлением Ван дер Кемпена (который реконструировал Версальские сады и Трианон) и американских спонсоров. А в 1980 году усадьбу уже открывают для посещений. Все это я вам рассказываю, чтобы хотя бы обозначить, сколько жизней, любви и труда в это must see вложено. А сады, что их описывать, ими надо наслаждаться, любоваться, писать их или фотографировать. Я лично хотела бы еще пару раз там побывать - весной и осенью, а по-хорошему еще и третий - в июне. Потому что они меняются, но все время хороши и самодостаточны, хоть их и продают, как модель живописи Моне. Живопись тоже самодостаточна, но ее смотреть надо не в Живерни, тут одни копии. Причем копиисты ставили себе задачей, чтобы посетителям дома даже в голову не могло прийти, что это оригиналы (по-моему они в этом перестарались, во всяком случае я задумалась, а так ли хороша живопись Моне, как я всегда думала). А теперь любуемся:
Collapse )
IMG_8131.jpg
Совсем без пафоса, но трогает.


Керрош ( Kerroc’h).

IMG_8311.jpg
Этим летом по понятным причинам мы остались без П-о и традиционного деревеского букета. Но отдых в деревне получился в Бретани, в местечке Kerroc’h. Маленький, но только наш ( на неделю) домик, выход на прибрежные тропы практически от порога, булочная, куда я каждое утро бегала за круасанами и хлебом, ресторан с местной рыбной кухней, тоже в двух шагах. В супермаркет и в рыбный , продающий свежий улов некрупных рыбацких плавсредств, все-таки приходилось ездить аж за 2 км. В супермаркете сидр местных фермеров. Утром , в отлив, прогулка по литорали, после обеда в прилив купание (то есть окунание), один раз ходили километра за два на пляж, два раза ездили в другую сторону на разные пляжи (один оказался нудистким), потом решили, что наш маленький пляжик лучше всего, на нем и остановились. И с погодой повезло.
Collapse )
IMG_8314.jpg
Распятие, местные рыбаки в середине прошлого века поставили, на холме над портом.

Все что отымется у ей ( подробнее).

IMG_8047.jpg
Когда же юность легким дымом
Умчит веселья юных дней,
Тогда у старости отымем
Все, что отымется у ней.

Лет десять назад приезжал в Брюссель С.Юрский с поэтическим моноспектаклем, читал в том числе стихотворение Парни À mes amis по-французски и перевод Пушкина. И настолько у Алексанра Сергеевича по-русски это получилось задорней и энергичней, чем у Парни, что крепко запомнилось. С тех пор “Все, что отымется у ей” у нас в ходу.

Наше июльское путешествие было ради недели в Бретани, но и по дороге туда, и по дороге обратно получилось что-то посмотреть. Итак краткое содержание и выводы о специфике путешествий между двумя волнами короны.
День заезда в бретанский домик – суббота, но наше путешествие началось в пятницу, ночевка зарезервирована в Мансе, и была возможность заехать в Живерни.
Collapse )

Все что отымется у ней.

IMG_8092.jpg
Семейный портрет в интерьере дома К.Моне в Живерни. Вернулись из путешествия во Францию под девизом "Все что отымется у ей" (Добрый совет А.С.Пушкина). Немного раскидаюсь и отчитаюсь как следует:)

Особняк "Преступного счастья".

IMG_7987.jpg
Чаще всего его называют домом, замком, особняком Делюн, по имени архитектора , построившего его в 1904 году. Делюнов было много , 4 брата архитектора, самые известные Эрнест и Леон. Этот особняк атрибутируют как работу Леона Делюн, но когда Жаклин Арпман сделала его местом действия своего романа "Преступное счастье" поговаривали об Эрнесте. Строил его Леон Делюн в качестве загородного дома (среди полей и огородов, улиц там еще не было) для одной весьма пожилой дамы , которая была известна как меценатка музея Икселя.

Заказчица не успела обжить особняк, умерев в 1907 году, но и ее наследники в доме не жили . В 1910 году он был сдан для международной выставки, там было кафе с джазбандом афроамериканцев (см. ниже). Перед второй мировой войной владелец, никогда не живший в Брюсселе и вовсе покинул Бельгию. Во время оккупации особняком завладели немцы (конкретно Kriegsmarine ).

К 90-ым годам дом явно нуждался в спасении, он был необитаем, не считая бомжей, интерьеры были разграблены подчистую, вынесены были даже паркеты и камины, подвальную часть использовали личности, связанные с переступным миром, тусовались студенты (благо кампус Университета в двух шагах). Первая помощь пришла с неожиданной стороны, литературной. Бельгийская ( я бы даже сказала в хорошем смысле брюссельская) писательница Жаклин Арпман написала роман "Преступное счастье", где особняку Делюн отведена важная роль. Во время природного катаклизма (ураганного ветра, кстати реальное событие) два персонажа застряли в пробке неподалеку от этого особняка, и один рассказывает другому историю семьи, 4 поколения которой в нем жили. С одной стороны, у читателей не возникает ни малейшего сомнения, о каком доме идет речь , чуть ли не адрес упомянут, Делюн и стиль постройки обсуждаются. А с другой, история совсем не совпадает с реальной, с которой я начала. Более того все чего особняк был лишен в жизни, досталось ему в романе. Я бы сказала , Арпман сочинила отличный перевертыш настоящей истории дома ( о перевертышах см. у natali_ya ) . В книге в нем жили и живут (на момент рассказа) владельцы, в войну же , хоть у хозяйки и были финансовые трудности, немцев на постой она не брала, потому что прятала в секретных комнатах своего особняка евреев и английских военнослужащих. Опять же эти самые секретные комнаты, которые не обнаруживаются ни снаружи, ни изнутри дома, тоже плод воображения, причем даже не самой писательницы, а ее мужа архитектора Пьера Путтеманса. Роман ему посвящен.
"Преступное счастье" вышло в свет в 1993 году. В сентябре 1994 экстерьер особняка классифицирован, как памятник архитектуры. В 1995 году заокенские владельцы выставляют его на продажу, его несколько раз покупают и перепродают. На баннере о продаже написано особняк "Преступного счастья". Наконец в 1996 году начинается реставрация серьезным архитектурным агентством (которое специализируется на брюссельских домах в стиле ар-нуво) и в XXI веке особняк радует своими приведенными в порядок фасадами.

Но как оказалось, это еще не конец истории. Жаклин Арпман умерла в 2012 году, Пьер Путтеманс в 2013. От них остались (кроме детей, внуков, и построенных Пьером зданий) книги и статьи ( Жаклин была не только романисткой, но и практикующим психоаналитиком, Пьер был архитектором, урбанистом, историком архитектуры, эссеистом и поэтом-сюрреалистом). А в 2014 году особняк Делюн с участком купили Объединённые Арабские Эмираты для своего посольства, в связи с чем собрались провести там ряд работ, например построить подземный паркинг и отдельно стоящее здание консульства и культурного центра . Жители окрестных домов подписали петицию протеста. Наверное эти протесты были не лишними для задания рамок преобразований, но лично я отнеслась к планам пристройки к особняку, подземных, незаметных, то есть секретных помещений, никак не меняющих его внешний облик, со сдержанным оптимизмом. Теперь же, когда все работы благополучно завершены, можно и в истории особняка "Преступного счастья" поставить точку. Перевертыш от условного Всевышнего тоже удался! Смотрим картинки:
Collapse )

Два короля - два памятника.

jj0922f.jpg
Два короля (фрагмент).
Речь пойдет о Леопольде II и Альберте I, втором и третьем королях бельгийцев, соответственно, и о конных памятниках им в центре Брюсселя. Давно подбирала открытки для такого сопоставления, но именно сейчас их показываю по двум причинам.
Во-первых, из-за так называемой компании по борьбе с расизмом, появились предложения и даже требования о сносе памятника Леопольду II. На прошлой неделе главы всех бельгийских партий приняли решение о межпарламентской комиссии и дебатах, призванных примирить Бельгию со своим колониальным прошлым и всесторонне, и в историческом контексте рассмотреть колонизацию Конго. Что можно только приветствовать, давно пора. Но чем это кончится для памятника Леопольду, я лично предсказать не берусь.

Во-вторых, открытка с фотопортретом Леопольда в пандан к фотопортрету Альберта , мне досталась при необычных обстоятельствах. Вообще открытки я смотрю (и покупаю) везде, где они есть, но в Брюсселе уже давно основным источником для пополнения коллекции стал специализированный магазин у Галереи Св. Юбера, который работает только по субботам. И одно время я там была частым гостем. Но с тех пор, как нашла немецкий сайт онлайн продажи, довольно долго в этом магазинчике не появлялась вовсе. И вот после большого перерыва захожу к ним, да еще и в платье (по жизни архиредкий случай). Встречают меня, как постоянную клиентку, как будто и не забыли, и тетенька, которая и раньше мной занималась, говорит, а у меня для вас кое-что есть, и протягивает мне эту открытку с Леопольдом. Я удивилась очень, знать о моем интересе к вопросу тетенька не могла, но мне было так приятно ее внимание, что я не сразу нашлась, как об этом спросить. Только после того, как пересмотрела их брюссельские поступления, отобрала и оплатила открытки, а Леопольда получила в подарок, как комплимент от магазина, я все же спросила, откуда она все-таки знает, что мне была нужна именно такая открытка с Леопольдом. Элементарно Ватсон! Меня не узнали и просто приняли за другую . Но что сделано, то сделано (обратно не возьмут). Так что теперь я ее публикую за себя и за того парня (зачеркнуто) и за ту другую.
Collapse )

Брюссель в театре Toone.

_MG_4943.jpg
11.1
Речь пойдет о видах Брюсселя в декорациях спектаклей театра марионеток Toone. Самым естественным образом они есть в спектаклях на библейские темы, заменивших мистерии , игравшиеся на Рождество и Пасху. Но такая подача сюжетов, с местными видами, текущими проблемами и разумеется анахронизмами , была обобщена и на многие другие спектакли. В этом суть и прелесть театра.
Collapse )

Манекен в маске.


Сегодня Брюссель подарил Манекену сшитую специально для него маску. Пожалуй это самый лаконичный костюмчик за всю историю его гардероба, но при этом очень символичный. Пошла вторая неделя постепенного выхода из карантинного режима, открываются магазины, в транспорте маска обязательна, некоторые брюссельские коммуны запретили на отдельных улицах появляться без нее. Интересно ее снимут к вечеру и прибавят к коллекции гардероба?